+7 495 369-22-44
г. Москва, ул. Шухова, д.14
12.09.2018
Правовое финансирование привлекает инвесторов высокой доходностью. Размеры выплат не коррелируют с рыночной конъюнктурой

Соглашения, построенные по модели «нет результата – нет вознаграждения», помогают переложить риски со сторон судебного разбирательства на их юристов и снижают вероятность того, что потенциальный истец, даже несмотря на сильную правовую позицию, решит не начинать тяжбу из-за боязни больших финансовых потерь.

Гонорар успеха как форма оплаты, в рамках которой клиент платит юристу лишь в случае, если дело выиграно, всегда считался характерной особенностью американской правовой системы. Многие другие страны стремились ограничить его применение, опасаясь распространения американской культуры «погони за скорой». Однако признание преимуществ этого механизма, хоть и запоздалое, привело к снятию многих запретов и ограничений и, как следствие, его широкому распространению.

Соглашения, построенные по модели «нет результата – нет вознаграждения», помогают переложить риски со сторон судебного разбирательства на их юристов и снижают вероятность того, что потенциальный истец, даже несмотря на сильную правовую позицию, решит не начинать тяжбу из-за боязни больших финансовых потерь.

Около десяти лет назад некоторые юристы пошли в направлении перераспределения рисков еще дальше. Они начали брать деньги для финансирования процессов у третьих лиц в обмен на долю в присужденном в случае победы, положив тем самым начало правовому финансированию. С тех пор компании из Fortune 500 и ведущие юридические фирмы Нью-Йорка все чаще привлекают капитал со стороны, участвуя в многомилионных спорах.

Новоиспеченная отрасль переживает бурный рост. Только за последние 18 месяцев начали свою деятельность 30 фондов, привлечено более 2 миллиардов долларов. Объем инвестиций крупнейшего на этом рынке игрока, Burford Capital, достиг 1.3 миллиарда долларов в прошлом году, в три раза превысив тот же показатель 2016-го.

По словам Lee Drucker из Lake Whillans, компании, специализирующейся на судебном финансировании, он каждую неделю принимает звонки от институциональных инвесторов, ищущих актив, не зависящий от остального рынка – выплаты присужденного никак не связаны с изменениями процентных ставок или колебаниями фондового рынка.

Внешнее финансирование дает возможность истцам безбоязненно инициировать потенциально прибыльные разбирательства, а юридическим фирмам – хеджировать риски. Многие клиенты, недовольные дестимулирующим эффектом заоблачных почасовых ставок юридических фирм, все чаще настаивают на применении моделей сотрудничества, полностью или частично основанных на гонораре успеха. При этом внешнее финансирование позволяет самим юридическим фирмам компенсировать часть затрат даже в случае процессуального поражения. «Фирмы, проигравшие дело, все равно понесут убытки, но потери будут не такими большими» – дает свою оценку Nicholas Kajon из Stevens & Lee.

Выплаты инвестору обычно являются произведением вложенной суммы и определенного множителя либо установленной в процентах долей от будущего взыскания по решению суда или полученного по мировому соглашению. В некоторых случаях вышеописанные способы комбинируются. Инвесторы, вложившие деньги в выигранное дело, могут смело ожидать возврата инвестиций в двукратном, трехкратном и даже четырехкратном размере. Более низкая доходность предлагается по делам, рассмотрение которых уже завершено в первой инстанции – промежуток времени до окончания процесса по ним составляет обычно 18-24 месяца, а вероятность негативного исхода в целом небольшая. Напротив, инвестиции в «новые» дела, срок ожидания исхода по которым исчисляется годами, обещают более высокую прибыль.

Крепнущий рынок означает и более сложные предложения. Для распределения рисков инвесторы объединяют судебные споры в портфели, получая доли во всех поступлениях по ним. В прошлом году вложения Burford Capital по портфельным сделкам составили 726 миллионов долларов, для сравнения – в одиночные дела было инвестировано лишь 72 миллиона долларов.

Инвесторы конкурируют за вложения лучшего качества, и количество возможностей и спрос на новом рынке растут. Bentham IMF – компания-правовой инвестор из Нью-Йорка объединилась с юридической фирмой Kobre & Kim, чтобы создать инвестиционный фонд с капиталом в 30 миллионов долларов для финансирования потенциальных споров израильских стартапов с транснациональными корпорациями о, например, нарушении режима коммерческой тайны.

Все говорит о том, что вторичный рынок судебного финансирования будет развиваться и дальше, позволяя инвесторам «обналичивать» вложения и извлекать прибыль еще до завершения длительного судебного процесса. Так компания Burford Capital недавно продала свою долю в арбитражном споре, касающемся двух аргентинских авиалиний, получив доход 736%. Такая прибыль гарантированно не позволит угаснуть интересу инвесторов к судам.

***

https://www.economist.com/finance-and-economics/2018/08/18/litigation-finance-offers-investors-attractive-yields

 

При полном или частичном использовании материалов с сайта, ссылка на источник обязательна.