+7 495 369-22-44
г. Москва, ул. Шухова, д.14
28.12.2018

NLF Group и "Право.ru" провели совместное исследование, чтобы выяснить степень осведомленности читателей о правовом финансировании, а также их мнение о его перспективах в России.

В опросе приняли участие 783 человека: 251 представитель юридической фирмы, 230 частнопрактикующих адвокатов, 214 инхаусов и 88 представителей юридической профессии, занимающихся иной деятельностью. 65% опрошенных видят перспективы российского рынка правового финансирования, 25% не верят в этот институт и 10% дать определенного ответа не смогли.

Внешнее финансирование споров или правовое финансирование – это механизм, в рамках которого инвестор покрывает расходы стороны судебного разбирательства и в случае положительного решения суда получает определенный процент или фиксированную сумму за счет присужденного финансируемой стороне, а в случае негативного исхода теряет вложенное безвозвратно.

Внешний инвестор помогает истцам не бояться начинать потенциально прибыльные разбирательства и эффективнее использовать собственный капитал, а юридическим фирмам — хеджировать риски, избегая работы исключительно по модели «гонорара успеха».

Рынок правового финансирования демонстрирует экспоненциальный рост в Великобритании, США, Австралии и ряде других юрисдикций: в 2013 году лишь 7% американских консалтеров и 2% инхаус-юристов привлекали внешнего инвестора, в 2014 году – 5 и 11%, а в 2017 это делали уже 45 и 26% респондентов соответственно. Объем мирового рынка в прошлом году превысил $10 млрд долларов, достиг $1,9 млрд в Великобритании и $3 млрд в США, при этом объем инвестиций крупнейшего на американском рынке игрока — Burford Capital — достиг 1.3 миллиарда долларов, в три раза превысив тот же показатель 2016 года.

Сможет ли российский рынок правового финансирования достичь таких же или хотя бы сравнимых темпов роста – покажет время, однако из результатов проведенного нами исследования следует, что «стартовые позиции» внешнего финансирования в США (на 2013 год) незначительно отличались от российских.

Так, 92% «внешних» юристов и 77% инхаусов знают о существовании института правового финансирования (96 и 86% соответственно в США согласно исследованию 2013 года). Сами могут рассказать о правовом финансировании, так как имеют опыт работы с ним, 3% инхаус-юристов и 7% представителей юридических фирм (пять лет назад такой ответ могли дать 2% американских инхаус-юристов и 7% представителей юридических фирм).

Диаграмма 1

При этом, среди тех, кто уже работал с правовым финансированием преобладают те, кто привлекал инвестора под конкретный проект (78% опрошенных), за портфельным финансированием обращались 22%.

Диаграмма 3

Большинство респондентов, работающих в юридических фирмах, и инахус юристы считают дела о взыскании дебиторской задолженности, споры в сфере интеллектуальной собственности и комплексные нетиповые споры из договорных отношений наиболее подходящими для правового финансирования. Чуть меньшее количество голосов получили банкротные споры, трансграничные споры и дела о субсидиарной ответственности контролирующих лиц.

Диаграмма 5

 Основными сдерживающими факторами при привлечении внешнего инвестора являются по мнению российских юристов отсутствие подходящих проектов (31% «внутренних» и 23% «внешних» юристов), непонимание того, в каких случаях инструменты правового финансирования есть смысл применять (23 и 21% ответов представителей названных категорий соответственно) и, наконец, 8% читателей сомневаются в добросовестности потенциальных инвесторов. Реже назывались отсутствие четкого регулирования и отсутствие устоявшейся судебной практики.

Диаграмма 2

Большая часть респондентов довольно высоко оценивает перспективы правового финансирования – 73% считают его самостоятельным и перспективным сегментом современного рынка юридических услуг, 54% готовы рассматривать опции привлечения внешнего финансирования своего спора. В то же время четверть опрошенных не верят в этот институт, а 16% инхаусов и 10% консалтеров еще не пришли к определенному выводу.

Диаграмма 4

Стоит отметить, что и для американских инхаусов и консалтеров в 2013 году, и для их российских коллег спустя 5 лет ключевыми вызовами, ответом на которые является судебное финансирование, являются высокие издержки на ведение судебных разбирательств (при этом «цена разбирательства» в США традиционно многократно превосходит таковую в России даже с учетом коэффициента пересчета ППС), желание повысить эффективность собственного капитала и направить его на развитие бизнеса, а также стремление снять с себя риск негативного исхода разбирательства. При этом 19% российских внешних юристов и 15% инхаусов также отметили частую необходимость обеспечения ведение процесса в тяжелых финансовых условиях.

Диаграмма 7

Наконец, основными преимуществами правового финансирования российские консалтинговые компании и юридические департаменты организаций считают возможность оперативно монетизировать «непросуженные» требования (31% и 37% опрошенных соответственно), снять бремя оплаты судебных расходов с себя или клиента (17% и 23%), перераспределение рисков (19 и 14%).

Диаграмма 6

При полном или частичном использовании материалов с сайта, ссылка на источник обязательна.